Деревянная архитектура может стать для Томска «новой нефтью»

Экономист Борис Грозовский считает сохранение исторической памяти важной частью национальной самоидентификации

Три дня в Томском государственном университете работала Дискуссионная школа Gaidpark для студентов томских вузов. Темой первого заседания томского «Гайдпарка» стало сохранение исторической памяти в городе инноваций. Почему рост экономики только мешает сохранению деревянной архитектуры, деревянные дома, несмотря на их уникальность, исчезают с улиц города, и Томск постепенно теряет свою неповторимость… И хотя известные архитекторы, именитые искусствоведы, приезжая в наш город, восхищаются красотой и неповторимостью деревянной архитектуры, томичи, облечённые властью, считают, что кварталы старых домов мешают динамичному развитию Томска. Во время дискуссионной школы прозвучало предположение, что деревянная архитектура может стать… «новой нефтью» для города! Автор оригинального утверждения – эксперт школы, экономист Борис Грозовский.

Грозовский – экономический и политический обозреватель нескольких федеральных медиа, занимается просветительскими проектами – организацией публичных лекций, дискуссий, летних и зимних школ для студентов с Фондом Егора Гайдара (дискуссионная школа Gaidpark организована как раз гайдаровским фондом), Сахаровским центром, просветительским проектом Inliberty, Московской школой гражданского просвещения и другими.

Томск основан в 1604 году, в городе сохранились деревянные и каменные дома XVIII–XIX веков. В программу сохранения деревянного зодчества в настоящее время входит 701 дом, 189 из них – памятники федерального и регионального значения, а также фоновая застройка, без которой памятники «теряются» среди современных зданий.

 

Проблемы богатых

Грозовский рассказал, что много раз был в Томске в конце 1980-х и первой половине 1990-х, а с 1995-го по 2018-й – не был. И от нового облика города оказался не в восторге:

– За этот период безумное количество прекрасных зданий утрачено, и во многом утрачена именно историческая среда: если раньше проспект Фрунзе, улицы Герцена, Гагарина были целостной средой из старой застройки, то сейчас это отдельные островки, между которыми воткнуты новые проекты, честно говоря, производящие ужасное впечатление.

Как ни парадоксально, но, по мнению Грозовского, к таким последствиям привел бурный рост экономики:

– Как только в городе появляются деньги, развивается бизнес, сразу же возникает желание «это снесем, то снесем, тут построим 12-этажный дом, а сюда влепим торговый центр». Это касается не только Томска, но и Казани, Самары, Екатеринбурга, Уфы, активно развивавшихся в 2000-е и 2010-е годы.

– Малым и средним городам, где нет инвесторов с толстым кошельком (например, маленький Торжок в Тверской области), удается сохранить историческую среду лучше, – делится наблюдениями Грозовский. Между тем историческую застройку он считает важнейшим фактором для привлечения туристов:

– Невозможно представить себе города типа Венеции, Амстердама, Кембриджа без исторической застройки. Да, в ту же Венецию едут со всего мира, и представить такой же поток туристов в Томске невозможно. Но, например, Китай очень быстро богатеет, китайцы активно интересуются миром. Почему не делать ставку на них? Ведь им легко доехать до Сибири. Это гигантский потенциал, который может быть даже интересней, чем нефть.

Но если убрать из города примеры того, как строили дома люди пять-семь поколений назад, если уютный, домашний город-дом заменить стандартными домами и торговыми центрами, туристы туда явно не поедут, уверен экономист.

 

Перелом сознания

 

Кто должен сохранять историческое наследие? Борис Грозовский говорит, то в идеале, конечно, муниципалитет, но в реальности бюджеты перегружены текущими бытовыми проблемами. В качестве удачной практики он отметил томский опыт передачи старых домов частным инвесторам.

Ранее сообщалось, что с 2016 года в Томске реализуется проект «Дом за рубль», в рамках которого инвесторы могут за свой счет отремонтировать старинные дома под собственные нужды и получить скидку на аренду здания и земли. Срок договора льготной аренды – 49 лет. В 2016–2017 годах инвесторам были переданы 10 объектов деревянного зодчества. В 2018 году планировалось найти инвесторов для 21 дома.

– Мне очень нравится, что делает томская администрация по программе «Дом за рубль». Понятно, у кого-то реставрация получается лучше, у кого-то хуже: один инвестор увлекся, изучил старые чертежи, внимательно отнесся к используемым материалам, подрядчикам. Другой взял такой же дом, но не инвестировал в него столько же даже не денег, а сил, внимания. От этого нельзя уберечься. Но это реальный инструмент спасения старинных домов, – считает Грозовский.

В целом же, говорит эксперт, люди пришли к осознанному отношению к городской среде:

– В 1990-е годы все пытались выжить, в 2000-е пользовались возможностью заработать. Сейчас, в силу разных причин, в стране нет экономического роста уже десятый год, и люди стали посвободнее, и появилось время, наконец, осознать, в какой среде они живут, насколько значимы культура и история.

И добавляет:

– Оказалось, что все это важно, ведь даже если ты построил себе прекраснейший дом, купил супердорогой автомобиль, тебе придется выходить из рамок частного пространства в деградирующее публичное пространство…

 

 

…Как говорится, «со стороны виднее», и может быть, взгляд иногороднего эксперта на ситуацию с сохранением архитектуры старинного Томска, его необычное сравнение: деревянная архитектура – в роли «новой нефти» заинтересует горожан, обладающих соответствующими полномочиями? Знаю, что жители окрестных сибирских городов с удовольствием приезжают в Томск, знакомятся с нашей архитектурой, с нашими университетами… Если развивать сферу гостеприимства, создать интересные экскурсионные маршруты, то можно будет рассчитывать и на приток иностранных туристов. Это может принести в бюджет города дополнительные средства, а их – направить на восстановление исторических зданий…

 

Татьяна БИРЮКОВА (При подготовке использованы материалы РИА Томск.)

Фото Андрея ЛАЛЕНКО